Пресная вода из росы?! Да.

Роса на траве 2Читали с женой рассказы любимого автора — Константина Паустовского.

В одном рассказе про Крым начала 20-го века вот такая фраза привлекла мое внимание: «Солхат собирал и пил горную росу. Она оседала на гальке, конденсировалась на ней во время переходов от ночного холода к жарким дням и стекала на дно каменных бассейнов. Оттуда по трубам роса струилась в мраморные городские фонтаны.»

Речь шла о мужчине по имени Левченко, который заинтересовался останками древних каменных бассейнов на вершинах холмов и систем трубопроводов, предназначенных когда-то для обеспечения городов, садов и полей внизу, под холмами и горами  пресной водой — собранной сконденсированной росы. Тот мужчина пытался восстановить эту систему водоснабжения…

<Читайте фрагмент увлекательного рассказа ниже.>

Предки не дураки были, нам бы в наш век технологий только не остаться дураками и начать заново использовать натуральное! богатство природных ресурсов.

В свете недавнего дефицита пресной воды 2013 года в Калифорнии в виду недостатка снега зимой и дождей осенью. Тема как раз может быть очень актуально в таких краях как район Сан-Франциско Бэй Эрии с большим среднесуточным перепадом температур воздуха в течении всего года — здесь роса на траве и камнях на склонах холмов и горах наблюдается каждое Божье утро.

Предприниматели, где вы?!

Также в пособиях по выживанию предлагается использовать суточные колебания температуры воздуха и собирать росу с крупных листьев и травы для питья.

Технологии можно придумать по месту.

Снова в Крыму, где вечный дефицит пресной воды — цитата из «Как добывать воду»:

 

«В Восточном Крыму около города Феодосии была найдена усадьба средневекового вельможи. На ее территории обнаружили удивительное сооружение — большую, выложенную камнем площадку с каменными пирамидальными сооружениями на ней. Внутри пирамид находились многочисленные ходы и полости. Из горячего морского воздуха, который проникал в пирамиды, на ее внутренних

холодных стенках выпадала роса. Они «запотевали», как оконные стекла в холодную погоду. Мельчайшие капельки росы, сливаясь, собирались в более круп

ные и стекали по стенкам, а затем по специальному желобу в подземный бассейн.»

А вот современный русский бизнес -проект — проект «Добыча воды из атмосферы».

Количество  воды находящееся в каждый данный момент в атмосфере равно 14 тыс.км3, в то же время как во всех речных руслах находится всего 1.2.тыс.км3. Ежегодно испаряется с поверхности суши и океана 577 тыс.км3 и столько же потом выпадает в виде осадков. Вода в атмосфере в течение года обновляется 45 раз.
Основной источник пресной воды — вода в атмосфере оказывается в настоящее время неиспользуемым.
Для получения значительных количеств конденсата необходимо выполнение двух условий:
— Температура должна быть ниже точки росы;
— Должны присутствовать центры конденсации;
Поэтому необходимы некоторые воздействия, прежде всего создание сильно разветвленной (фрактальной)конденсационной поверхности и создание системы конвективной вентиляции  для обдува ее влажным атмосферным воздухом.

Вот тут описаны разные виды коллекторов для сбора воды из воздуха — Air Well.

А на десерт читаем полный красоты и любви к природе фрагмент рассказа про горную росу из повести “Черное море” — спасибо авторам портала detskie.net

Из Коктебеля в Старый Крым вела заросшая почтовая дорога. Она шла в ущельях покрытых дубовым кустарником и буковым лесом.

Лес уже опадал. Колеи были засыпаны рыжими листьями. Кое-где еще цвели маленькие желтые одуванчики, но вся трава уже высохла. Черные стволы буков обвивал свежий плющ. Его зеленые листья перемешивались с багровой осенней листвой. Казалось, что на плюще сидят сотни красных бабочек.

Мы с Гартом пошли в Старый Крым, за восемнадцать километров от Коктебеля, чтобы посмотреть развалины первой столицы Крыма – Солхата. Они еще сохранились в Старом Крыму.

Маленький белый город лепился на последних отрогах Крымских гор. Вековые орехи протягивали черные ветви над черепичными крышами. У подножия деревьев сидел

и сонные старики. Они торговали овощами и дешевыми феодосийскими папиросами.

Листья ореха лежали на земле тусклыми зелеными пятнами. Редкие прохожие давили их чувяками. Тогда острый запах возникал в тени вянущих деревьев и долго не исчезал.

Старый Крым был пустынен. Он напоминал нашу русскую деревню во время покоса, когда в избах остаются одни младенцы и старики. Мы долго бродили по улицам, где, кроме собак и дозревающего шиповника за оградами, никого и ничего не было.

Гора Агармыш бросала синий отсвет на заброшенный город.

Мы искали развалины Солхата и, наконец, нашли. Они были печальны и запущены. Разбитые надгробья тонули в бурьяне. К надгробьям кто-то привязал несколько старых коз с желтыми глазами.

На развалинах мечети мы встретили черного человека и двух рабочих-татар. Татары лениво разгребали щебень широкими лопатами и звенели ими о камни.

Мы подошли и увидели неглубокую яму. В ней лежала старинная гончарная труба, покрытая пылью.

Черный человек оказался очень словоохотливым. Он вовсе не был археологом, производившим раскопки, как предполагал Гарт. Он назвал себя мелиоратором, работавшим над разрешением сложной задачи об орошении восточного Крыма, фамилия его была Левченко.

Он сразу же заговорил с нами как со старыми знакомыми и остался очень доволен тем, что мы пришли в Старый Крым только для того, чтобы побродить по этим древним местам.

– Уважаю любопытных людей, – сказал Левченко и тут же вызвался показать нам город. Гарт поморщился. Он не выносил попутчиков и боялся их назойливых разговоров. Но делать было нечего и мы согласились.

Почти все население Старого Крыма занималось поисками кладов. Звон лопаты о пыльный металл или мраморную капитель колонны, гулкий стук, говоривший о наличии подземных пустот, – все это волновало Левченко не меньше, чем опытных археологов и стариков кладоискателей. Разница была лишь в том, что старики искали золотые монеты, а Левченко – никому не нужные гончарные трубы.

Левченко проследил подземные пути труб. Они шли на Агармыш и на соседние сухие горы, где не было ни одного источника пресной воды. На вершинах гор трубы упирались в разрушенные каменные бассейны, засыпанные галькой.

Тогда Левченко догадался: Солхат собирал и пил горную росу. Она оседала на гальке, конденсировалас

ь на ней во время переходов от ночного холода к жарким дням и стекала на дно каменных бассейнов. Оттуда по трубам роса струилась в мраморные городские фонтаны.

– Вы представляете, – сказал Левченко, – какую вкусную и душистую воду пили в Солхате!

По лицу Гарта я видел, что от его раздражения против непрошенного попутчика не осталось и следа.

Открыв эти бассейны в горах, Левченко занялся изучением росы. Ее выпадало так много, что она могла дать Еоду не только Старому Крыму, но и Есем окрестным нолям и садам.

По словам Левченко, уже сейчас можно было получать росу из некоторых старинных цистерн. Нужно было только их расчистить и починить.

Мы вошли в редкий буковый лес на склонах Агармыша. Палый лист всех цветов – от лимонного до черного и от серого до пурпурного – лежал на траве, мокрой от крупной росы.

Синие тени деревьев придавали игре красок, рассыпанных по земле, необыкновенное разнообразие.

Весной окрестные леса тонут в непроходимей чаще цветов – в бересклете, крушине, боярышнике, маках, подснежниках, ландышах и аруме. Весной в Старый Крым привозят больных и лечат их ваннами из целебных трав и цветов.

Гарт остановился. Он снял шляпу и дышал теплым воздухом леса.

– Я свалял дурака, – сказал он мне и засмеялся. – Я согласился написать для Юнге рассказ о боре. Старик надеется, что это поможет осуществить проект о тунеллях под хребтом Варада. Теперь же мне хочется заняться росой. Это мне больше по душе, – космические вещи меня пугают.

– А вы сделайте и то и другое.

– Придется, – вздохнул Гарт.

Но космические вещи продолжали преследовать Гарта. Левченко рассказал о двух проектах орошения Крыма. По одному проекту предполагалось перегородить узкий Керченский пролив плотиной, чтобы закрыть прилив в Азовское море соленой черноморской воды. Через несколько лет Дон и Кубань превратили бы это море в пресное озеро, а сеть насосных станций о

росила бы азовской водой степной засушливый Крым. Этот проект был отвергнут. Был принят проект, по которому часть вод Днепра по каналам пойдет от Каховки в крымские степи. Но осуществление этого проекта еще не началось.